Морские щенки

В конце февраля-начале марта появляется уникальная возможность увидеть «тюлений роддом» — на льдах Белого моря гренландские тюлени выводят потомство. На льдине может уместиться до нескольких сотен животных. Детеныши появляются на свет зеленоватыми по цвету, потом белеют, затем становятся серыми. Эти метаморфозы тюленят хорошо описал словами мезенского помора Юрий Казаков в своем «Северном дневнике»: «Первый тюлень, который родился, дите, на ладошке поместится — это тебе зеленец…А потом он белеет, шкурка-то белеет, и называется тогда белёк, тоже маленький, белёк-то, а глаза как луковица, большие да черные дак….А потом белая шерсть сходит, показывается черная….и называм мы его хохляк. Потом пятнышки идут по ней, по-тюлешке-ти, и это у нас серка, серочка…И это все происходит на первый год круговращения. А на другой год он, тюлень-ти, большой-большо-о-ой. И называется серун…А на третий год свой год самый настоящий лысун…а самка — утельга»

Найти бельков не так просто, каждый год они выбирают разные льдины. Льдины эти носит по Белому морю, они полностью подвластны ветрам, приливам и отливам. Чтобы найти льдины нужно отправиться в аэроразведку, обычно это делают на «элке» — самолете Л-410. Занятие долгое и утомительное, попробуйте много часов пялиться на белые льды. Лежка тюленей может оказаться и недалеко от Архангельска, например, у Онежского полуострова, а иногда и у черта на куличках — в горле Белого моря или даже в Баренцевом. Так выглядит льдина с лежкой во время разведки.

Красные пятна — это «щетки» — места, где тюленихи рожали. Кстати, тюленята, рождаются зеленоватыми (из-за околоплодных вод) и поэтому поморы их называли «зеленцами».

Ура! Лежка найдена! Начинается следующий этап — высадка на льдину, тут уж без труженика севера — Ми-8 не обойтись.




Льдину мотает по Белому морю со скоростью 5 км/ч. Лед торосится, грохочет по краям.

Погода попеременно меняется, то успокаевается, то задувает ветер, заходит-выходит из-за туч солнце. Перед глазами огромный снежный простор по которому бегают облачные тени.

Большая птица улетает. До скорой встречи.

На льдине «пасутся» мамашки с бельками. Мамашки вскоре задорно улепетывают в шугу, но продолжают наблюдать за щенками. Иногда из-за одного ребятенка две мамашки даже дерутся, настолько сильно развиты у них материнские инстинкты. Кормят тюленят несколько раз в день, но, теоретически, если не покормят несколько дней запасов жира хватит. Вообще, тюленье молоко одно из самых жирных — более 50%, поэтому в первые дни жизни тюленята прибавляют ежедневно в весе до 1,5 кг.




Бельки раньше были объектом традиционного промысла (в Канаде, вроде, и остаются до сих пор). В этот период они беззащитны, их забивали кутилами, палками и гарпунами, с 2009 года в России промысел не ведется. Ежегодно на Белом море рождается более 300 тыс. тюленят.

Поморы ходили на промысел артельно. Часто используя весновальный карбас, который можно было и по льду тащить и по шуге/открытой воде переходить. Промысел был невероятно трудным — льдину могло вынести в океан, высока была вероятность провалиться в промоину, оказаться на отколовшейся льдине, подвергнуться нападению моржа. Бельки, кстати, тоже кусаются, но не больно.

У бельков особо ценился мех, да и мясо использовали. Во время Второй Мировой войны за тюленями даже устраивали специальные экспедиции. А в г. Архангельске даже установлен памятник тюленю-спасителю. В военные годы пайку с тюленьим жиром и мясом называли «УДП» — усиленный дополнительный паек, а архангелогородцы ее расшифровывали как «умри днем позже».

У тюленей огромные глаза, черные-черные (на белой шкурке это видно особо), это связано с особенностью их зрачка, способного сверхрасширяться для того чтобы видеть под водой. И нет ушных раковин, уши — там, где темные пятнышки на мехе.

В советское время промышлять зверя стало проще, подключилась авиация. Центральные артели базировались в Койде. Сейчас бельков никто не тревожит (кроме редких туристов). Да и туристы им не мешают, сначала щенок погавкает-погавкает, изгадит белоснежный снег вокруг себя, да и успокоится. Мамашки их не бросают, а, наоборот, начинают опекать с удвоенным рвением. Где-то черед неделю мамашка покинет щенка, некоторое время он будет жить за счет подкожного жира, пока не научится сам плавать и охотиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *